Особенности национальной редакции

 

Вуща вола*, паща олэн** или особенности национальной редакции

*здравствуйте (хант.), ** здравствуйте (манс.)

Более 60 лет редакция национальных газет «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос» остается главным вестником коренных народов Югры – ханты и манси. Сегодня голос этого рупора, как и самих малочисленных северян, тонет в стремительно надвигающемся океане глобализации. Как удается выживать в суровых реалиях коллективу носителей и проповедников родного языка – в нашем материале.


Из истории (по информации Государственного архива Югры):

Долгое время у коренных народов Севера письменности не существовало. Вопрос о её создании для народов Крайнего Севера был актуален, прежде всего, в связи с задачами, которые ставились центральными органами народного образования – праве обучения каждого народа на родном языке. Согласно Декрету Совета Народных комиссаров от 26 декабря 1919 года «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР», все безграмотное население республики в возрасте 8–50 лет, не умеющее читать и писать, обязано было сесть за парты и обучаться грамоте на родном или русском языке.

В 1931 году на основе латинского, а с 1937 года – на основе русского алфавита была разработана письменность ханты и манси.

В начале 30-х годов XX века на основе этого алфавита и стали публиковать первые заметки на хантыйском и мансийском языках в окружной газете «Ханты Манчи шоп (шой)».

До 1954 года публикации на хантыйском и мансийском языках в основном были «переводными», дублирующими статьи окружной газеты «Сталинская трибуна».

С 5 октября 1957 года на основании постановления бюро окружного комитета партии в составе редакции окружной газеты «Ленинская правда» была создана газета «Ленин пант хуват» («По ленинскому пути»). С этого времени началось издание самостоятельного выпуска газеты на хантыйском языке.

Первым редактором газеты был фронтовик, основоположник хантыйской литературы, писатель Лазарев Григорий Дмитриевич, который планировал газетные материалы, занимался распространением национального выпуска по округу, укреплял редакцию кадрами.

С 1989 г. начала издаваться газета на мансийском языке «Луима сэрипос» («Северная Заря»).

В 1991 г. газета «Ленин пант хуват» переименована в «Ханты ясанг» («Хантыйское слово»).

В 1991 году две национальные газеты «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос» отделились от «Ленинской правды» и были объединены в одну редакцию окружных газет «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос».


 

«Первопечатники»

Проблемы коренных народов, их духовная и культурная жизнь, – газета знакомит читателей с важнейшими событиями, происходящими, как в центре, так и в самых отдалённых уголках Югры. За десятилетия глобальных перемен в обществе неизменным в газетных строках остается одно – любовь к родному краю и сохранение традиций титульных народов Севера.

Так выглядела первая Югорская газета на национальных языках

«С интересом перебираю подшивки старых газет «Ленин пант хуват», – рассказывает временно исполняющая обязанности редактора Объединенной редакции национальных газет «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос» Галина Кондина. – В основном тогда, в 50-60-е годы, писали на языке ханты. Реже попадаются статьи на мансийском. Большая часть публикаций – зарисовки и репортажи из посёлков и деревень. Много статей известного народного скульптора Петра Ефимовича Шешкина. Это был всесторонне развитый человек, выступал с лекциями, занимался творчеством и писал в газету. В память врезалась новостная заметка Ивана Мерова, датированная 1958 годом, о том, что в книжном магазине Ханты-Мансийска появился удивительный по тем временам аппарат самообслуживания. Покупатели могли самостоятельно выбрать товар и, не обращаясь к продавцу, заплатить за него. Это было настоящее техническое чудо! Газета следила и рассказывала о таких новинках».

Постепенно формировался штат редакций. На газетных страницах появились фамилии людей, которые впоследствии приобрели народную любовь и небывалую известность – общественники, литераторы, журналисты – Клавдия Васильевна Афанасьева, Наталья Васильевна Сайнахова, Альбина Романовна Станиславец, Георгий Дмитриевич Лазарев, Мария Кузьминична Волдина, Алексей Михайлович Сенгепов, Юван Николаевич Шесталов и многие другие, чьи имена вписаны в историю Югры.

«Я помню, в детстве, когда ещё жила в маленькой деревне Хурумпауль Берёзовского района, – рассказывает Галина Кондина, – все с нетерпением ждали выхода газеты. (Газету доставляли почтой до Саранпаульского почтового отделения, оттуда каждый сам забирал). Получив, с интересом листали свежие, пахнущие типографской краской газеты. Дети разглядывали иллюстрации, взрослые собирались кружком и вслух читали статьи. Однажды журналистам удалось отыскать архивные данные по репрессированным жителям округа. Их списки публиковали в нескольких выпусках газеты. Многие узнали оттуда о судьбе своих родственников, арестованных и расстрелянных».

 

Газета – на семью

Сегодня в Ханты-Мансийском автономном округе, по данным переписи 2010 года, проживает 24 тысячи ханты и 12 тысяч манси. Тираж газет – 2100 экземпляров «Ханты ясанг» и 1700 – «Луима сэрипос», чтобы в каждой семье было хотя бы по одному выпуску. Печатные листы доставляют не только в города, – строчки на родном языке могут видеть и жители самых отдалённых уголков – мансийских деревень и хантыйских стойбищ. Сейчас обе национальные газеты выходят 2 раза в месяц объёмом в 16 полос. На официальном сайте редакции в интернете www.khanty-yasang.ru можно прочесть все материалы на русском языке.

 

Одна нация – несколько диалектов

Несмотря на безусловное родство, которое выражается в схожести культур и многих обрядов, ханты и манси – разные народы. Главное отличие – язык. (Хантыйский и мансийский языки относятся к обско-угорской группе финно-угорских языков уральской языковой семьи). Причем у обоих народов существует по несколько диалектов. У ханты – порядка 5, у манси было – 4. В разных районах Югры ханты говорят на сургутском, ваховском. Наиболее распространенный – казымский диалект. Именно он принят в качестве литературного и используется в газетном производстве. В «Луима Сэрипос» используется сосьвинский диалект. В ходу ещё и лозьвинский. Раньше существовали, а ныне утрачены кондинский, тавдинский, вагильский диалекты.

Расхождения в языке отдельных территориальных групп проявляются в основном по линии фонетики, в ряде диалектов существуют отличия в области лексики и морфологии. Различия в основном касаются состава гласных.

 

«Бессмертие народа – в его языке». Ч. Айтматов

«В редакции я работаю уже 19 лет. – делится Галина Кондина. – Вижу, как на глазах сокращается количество носителей родного языка. Бывало, раньше приезжаешь в отдалённую деревню, без труда находишь героев своих будущих газетных материалов – тех, кто свободно говорит на мансийском. Сегодня – это проблема. В основном все говорят на русском. Приходится, как это не парадоксально, записывать, например, оленевода-манси на русском языке и переводить его речь на мансийский. Поколение 30-40-летних практически не говорит на родном языке, не говоря уже о детях. Глядя на это, понимаешь, как катастрофически быстро исчезают наши языки».

По мнению тех, кто ещё владеет родным языком, причина этой регрессии в том, что люди не видят необходимости в его использовании. Взрослые, утратившие связь с традиционной средой и культурой, не видят нужды говорить на языке предков, дети живут в новом мире, далеком от традиций. Связующая нить поколений рвётся, словно тонкая паутина под сапогом цивилизации. Дело не только и не столько в глобализации, всё гораздо глубже, корни в том числе спрятаны глубоко в историческом прошлом.

«Сегодня тема сохранения языков коренных народов находится в повестке проблем мирового сообщества, – говорит Галина Кондина. – В нашей стране идут процессы сбережения национальной идентичности. Но так было не всегда. Мы помним, какое отношение было к языкам коренных народов ещё полсотни лет назад. Как рассказывает моя старшая сестра, когда в 70-х годах её и других ребят из национальных деревень привезли в интернат, то им не разрешали даже говорить на родном языке. Сверстники могли оскорблять, унижать детей ханты и манси. За разговор на родном языке могли запросто побить. Про то, чтобы обучать письменности, чтению на национальном языке не было и речи. Это уже ближе к 80-м годам ситуация начала меняться, появились учебники, специально обученные педагоги, а до тех пор наши дети росли в атмосфере неприятия, злобы, агрессии».

Выходит, что родители не учат детей родным языкам не только из-за ненадобности, но и памятуя о прошлом. Ещё жив страх за собственного ребёнка, который может пострадать за речь на родном языке, за язык, который он слышал с рождения. Страх оказался сильнее айтматовской веры в бессмертие народа.

 

Как преодолеть «языковой барьер»?

Для коренных и малочисленных северных наций понятие «языковой барьер» – это история не о непонимании или трудностях перевода, это скорее большая задача для маленького народа.

«Я часто задаюсь вопросами: «Есть ли выход из этой ситуации? Как спасти, не дать умереть моему языку, языку моего народа? – делится сокровенным Галина Рудольфовна. – Наверно, нужно стимулировать родителей, чтобы они мотивировали детей понимать, знать язык. Невозможно сделать это насильно, заставить. Нужен личный пример и побудительные причины. На мой взгляд, можно законодательно внедрить привилегии для тех, кто владеет родным языком. Например, для носителей можно ввести дополнительные баллы при поступлении на бюджетные места в вузах. Неплохо бы использовать больше наглядной агитации, чтобы дети видели слова на языках ханты, манси. Нужно беседовать с родителями, которые ещё знают родной язык, о том, чтобы дома звучала родная речь. Ведь многое идёт из семьи, в том числе и любовь к родному языку. Иначе языки просто умрут».

 

«Облачный атлас» языков

По данным научных исследований, за последние 150 лет на территории России исчезло 14 языков, 5 из которых – в постсоветский период. Еще около 18 языков находится на грани исчезновения.

В России в настоящее время бытует более 150 языков, а с учетом диалектов – около 300. В сфере образования в разных качествах используется свыше 100 языков.

Вопросы сохранения языковой среды, обеспечения качества жизни коренных малочисленных народов в местах их традиционного проживания решаются в различных регионах страны. На территории государства реализуются региональные программы, адресные законы, определяющие языковую политику.

В Югре продолжается работа по подготовке новых учебников по родным языкам, уже изданы и направлены в школы учебники для 1-4 классов по мансийскому языку.

Пятый год в округе проводится «Фронтальный диктант на мансийском, хантыйском, ненецком языках». В 2019 году в нем приняли участие свыше 700 человек. Проходят конкурсы «Самая говорящая семья из числа коренных малочисленных народов Севера», «Лучшая семейная библиотека коренных малочисленных народов Севера».

В Обско-угорском институте прикладных исследований и разработок создается «Атлас обско-угорских и самодийских языков», пополняется электронная библиотека по языку, фольклору, традиционной культуре коренных малочисленных народов Севера.

В минувшем году Ханты-Мансийский автономный округ был выбран площадкой для старта в России Года языков коренных народов. Позиции округа в поддержке и сохранении языков коренных народов отметил заместитель руководителя администрации президента РФ Магомедсалам Магомедов:

«Ханты-Мансийский автономный округ становится лидером в реализации государственной национальной политики, в том числе в вопросах, касающихся обеспечения устойчивого развития коренных народов, изучения родного языка».

 

Культурная жажда – кадровый голод

«Многие процессы, происходящие в национальной культуре, обществе, взаимосвязаны. – продолжает редактор. – Мы, как национальная редакция на себе это ощущаем сполна. Последние 8-10 лет у нас острая нехватка кадров. Осталось «пишущих» – 4 человека. Один сотрудник – предпенсионного возраста. Любая командировка, отпуск, больничный становятся нагрузкой для остальных. Недавно приняли на полставки студента, который знает мансийский, но знания языка недостаточно, нужно уметь писать, обладать журналистским мастерством, владеть техническими тонкостями работы. Нужны годы на подготовку. Как решить этот вопрос, мы не знаем. Мы уже готовы взяться за обучение любого желающего, владеющего языком, кто готов прийти к нам на работу, но нет таких людей. Если так пойдет, то через несколько лет редакция опустеет».

 

Долгота и гласные с палочкой

Языки ханты и манси обладают отличительной особенностью по сравнению с большинством остальных. Если английский, немецкий и любой другой можно выучить за непродолжительное время, используя лишь словари, то северные языки возможно познать лишь после глубокого погружения в быт. 

«Носители языка – это те, кто вырос в традиционной среде. Нужны знания кухни, обычаев, обрядов, изготовления, промыслов. Например, шьешь, строгаешь, готовишь – у каждого действия есть свое название. Терминология, которая вплетена в язык. Мы пишем про мастера, он делает что-то. В русском языке нет аналогов слов наших лексем. У всего свое название. Рыболовная, оленеводческая лексика. Надо знать, как это говорится на родном языке. Как этому можно быстро обучиться?! К тому же есть всего один школьный словарь, который содержит 4 тысячи слов.

 

Особая сложность – фонетика. В хантыйском языке – краткость произношения гласных звуков, в мансийском – долгота. У финнов звуки двойные, а у манси – долгие. Графически это обозначается гласной с палочкой сверху. Соответственно от долготы меняется и произношение. Человека не стало – мы говорим холас, а если слово хОлас напишешь с долготой, то это будет значение, относящееся к животному. Если один знак неправильно поставишь, то будет оскорбительно для человека.

Есть и другие особенности перевода. Например, текст на русском, где есть слово «бабушка». Нам надо знать, какая именно – по маме или по папе. Потому что у манси их по-разному называют.  По папе она щащēква, а по маме она анēква. Или «зять». Если сестра старше меня, то его я называю тил, а если сестра младше меня, то я этого зятя называю вапс. У ханты и манси долгое время не было имен. Они по-родственному друг друга называли. Поэтому терминология сохранилась именно по степени родства. У русских – «баба Люба», «баба Оля», а чья это бабушка, по какой линии непонятно. А по-мансийски уже точно понятно, кто это. Или, например, тетя. Которая старше моей мамы, я её называю акв, а которая младше моей мамы – ный. Наш язык более точный. 

Утрата традиционного образа жизни привела к утрате языков. Нет необходимости в разговорной, а уж тем более письменной речи. 

Ещё один яркий пример из недавней жизни. Привезли первоклассников в интернат. Урок математики. Задача: «В первый день ребята посадили столько-то деревьев. Во второй – столько-то. Сколько посадили дети за два дня?» А наши дети вообще не понимают, про что речь. Зачем сажать деревья? Мы же живём в лесу, кругом тайга. Кто их сажает, для чего? Или пример из разговорника: «Есть ли в этом лесу медведь?». Дети не понимают вопроса, ведь медведь – это хозяин тайги, он есть в каждом лесу. Зачем про это спрашивать?»

 

«Чего-то замысловатого полоса» или Достоевский бы «стушевался»

Федор Михайлович Достоевский придумал новое слово «стушеваться», которое закрепилось в русском языке. Классик литературы очень гордился этим. Журналисты национальных газет изобретают десятки, а то и сотни новых слов. Это для них привычная работа.

«Перевод, а зачастую словообразование – это отдельная история. При переложении текста на мансийский или хантыйский мы сталкиваемся с проблемой отсутствия в языках аналога. Приходится заменять понятными словами. «Депутат» – «миром выбранный человек». «Учитель» – «человек, обучающий детей». «Вертолет» – «крутящееся что-то». 

В русском языке можно поверхностно написать, а у нас нужны точные определения. Ещё сложнее с англицизмами. Вместо уже привычного русским слова «ребрендинг» мы пишем – «изменение по-новому». Слова, относящиеся к технике, электронике мы переводим как «что-то замысловатое». Это и пульт от телевизора, и мобильный телефон, и проектор. А наиболее часто упоминаемое слово «интернет» мы пишем «чего-то замысловатого полоса».

Сочинение новых слов – процесс коллективный. Всей редакцией сотрудники обсуждают новации, предлагают. Потом слово появляется в газете и уходит «в народ».

«Мы перевели название всех окружных ведомств. Например, «департамент здравоохранения» – «мир лечащий», «депфинансов» – «деньги считающий». Если речь про иностранцев, то говорим – «люди из другого царства». «Губернатор» - округ кӯщай нэ или Югра ма кӯщай – это «большой начальник нашей земли». «Заместитель губернатора» – «плечо большого начальника». «Полицейские, военные» – «люди со знаками на плечах». Иногда пишем эти слова и по-русски. Но, стараемся переводить, иначе больше половины газетной статьи будет состоять из русских слов. В редакционной работе мы ежедневно сталкиваемся с этими трудностями. Важно не только передать мысль, но и переложить ее на родной язык. Потом наши газетные тексты мы переводим на русский».    

 

Восстанавливаем связи

«Мы все понимаем, что делаем важное дело. Пишем о людях, об их жизни. Хочется, чтобы в газетных статьях осталась история наших народов. Часто к нам обращаются читатели, которые увидели в газете своих родных, близких, связь с которыми потеряна. Просят адреса, контакты. Мы ведем своего рода архив. Семьи, династии, родословные, друзья, знакомые. Одна из функций наших газет – восстановление исторических, семейных связей. Нас мало, люди хотят знать, читать о своем народе. Сейчас мы зарегистрировали наше сетевое издание «Ханты Манси Мир». Появилась возможность публиковать газеты в интернете с переводом на русский. Волнительно и приятно, когда получаем отзывы из разных регионов России. Нас читают, ждут наших выпусков. Мы с удовольствием отвечаем на письма, знаем и любим наших читателей».

 

Набор текста: держи пальцы шире

Итак, материал для будущей газетной статьи собран, придумана концепция. Пришло время набора текста. Здесь журналистам нужно проявить буквально чудеса смекалки и пластики рук. Для набора всего лишь одного знака порой требуется выполнить комбинацию из нажатия сразу трех клавиш.

«Перед набором всегда разминаем пальцы, – шутит Галина Кондина. – Чтобы набрать, например, нашу долгую «а» нужно дополнительно нажать клавишу «ctrl». Если это заглавная буква, то еще и «shift». Мало того, что в алфавите манси 44 буквы, а у ханты – 54, так ещё и наши буквы на клавиатуре не совпадают ни с русскими, ни с английскими. Каждый компьютер для работы отдельно настраивает системный администратор, чтобы придать значение нашей буквы, соответствующей на клавиатуре. В итоге текст на мониторе выглядит со сплошным красным подчеркиванием. Ориентироваться на поиск ошибок по подсказкам «word» не приходится. Здесь вся ответственность ложится на заместителя директора и ответственного секретаря, корректора у нас в штате нет. Случаются и казусы. Из-за ошибки в указании долготы буквы может кардинально поменяться значение слова. Например, можно перепутать слова «глаз» и «угол», не указав эту самую долготу».

 

«Если побежал, значит, заяц, а если побежала – зайчиха»

В мире существует рейтинг сложности языков. Языки ханты и манси вполне могли бы посоперничать с лидерами – китайским и табасаранским, но таких сравнений официально пока сделано не было.

«В языке манси очень длинные глаголы. Слово «встретиться» может содержать информацию о времени, количестве людей. У нас нет разделений на мужской и женский род. Слова «побежал» и «побежала» имеют одинаковое произношение. И это заложено в образе мышления. Дети, которые в семье общаются на родном языке, долго не могут переключиться на русский в таких случаях. «Он», «она» им непонятно. В нашей семье мы говорим на родном языке, дети, взрослые. Но, в детском саду, в школе ребята общаются на русском и все сложнее им переключаться на манси. Даже в нашей национальной семье эти нити сохранения языковой культуры постепенно тают».

 

Юникод не да Винчи

Если вам каким-то немыслимым образом, используя всего один шрифт (других вариантов нет), удалось набрать текст на языке ханты или манси, и вы решите поделиться творением с другом по электронной почте, то к большому огорчению ваш адресат получит сообщение, состоящее из непонятных значков-символов. Все дело в юникодах. На сегодняшний день существует лишь три шрифта в системе кодирования, которым можно набрать текст на языке манси. Без других вариантов. Никаких привычных «arial» или «times new roman».

«Это наша главная головная боль. С возможными юникодами возникают постоянные проблемы при наборе. Макеты для верстальщиков мы рисуем от руки. Нельзя сделать автоматические переносы, разбить текст при необходимости на нужное количество колонок. Если что-то сократили или добавили, нужно строго соблюдать количество знаков. Наши верстальщики делают огромную работу и ценятся на вес золота. 

Сегодня мы приняли решение подготовить заявку для решения вопроса по присвоению юникодов знакам хантыйского и мансийского алфавитов, чтобы полноценно работать в едином информационном пространстве. Мы обратились в окружной департамент информационных технологий с просьбой разработать и стандартизировать графическое представление знаков национальных алфавитов, создать комплекты цифровых шрифтов с необходимым знаковым составом и придумать клавиатурные раскладки для наших языков. Будем надеяться, что нам удастся решить эти вопросы. Тогда и работать будет проще, и будет возможность развивать коммуникации, использовать поисковые системы. Сейчас, чтобы переслать текст на наших языках по почте, приходится переводить его в формат картинки».

 

Национальная, аутентичная, уникальная

Трудности не способны сломить наших журналистов. Каждодневное их преодоление – привычный труд, который безо всякого преувеличения стал для сотрудников редакций «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос» делом жизни.

«Я не представляю себя без газеты. – с гордостью говорит Галина Кондина. – Я люблю свою работу. Сейчас я поступила в аспирантуру, мне нравится заниматься изучением языков, наукой, были мысли глубже погрузиться в нее, но не могу оставить родную редакцию. Как бросить наш коллектив, наше общее дело, которое мы делаем, за которое испытываем гордость. Свежий пример – приехала делегация из Югры в Париж. Люди интересуются жизнью наших коренных народов. Газеты «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос» были просто нарасхват. Когда иностранцы узнавали, что это единственная во всем мире газета на мансийском языке, удивлялись. Нашей уникальности, аутентичности. Дальше в разговорах мы рассказывали про любимую Югру, про нашу жизнь, работу. Про то, что делается в округе по сохранению культуры и традиций народов Севера. Ситуация в России такова, что сокращается количество печатных изданий, одна за одной закрываются национальные газеты. А нам удается держаться на плаву. Спасибо всем, кто нас поддерживает! Вместе мы верим, что газета будет развиваться, а языки, культура и традиции коренных народов достанутся в наследство будущим поколениям».

Автор: Евгений ОГЛОБЛИН

География: