О чём молчал адмиралтейский якорь?

5.07.2017

3 июля, в День морского и речного флота, набережная Ханты-Мансийска украсилась гигантским адмиралтейским якорем, подаренным городу жителями посёлка Урманный.

У меня невольно возникло любопытство: откуда вообще мог оказаться пятиметровый трёхтонный раритет в окрестностях довольно-таки молодого поселения? Ведь известно, что Урманный возник в таёжной глухомани как посёлок спецпереселенцев в годы политических репрессий.

В поисках ответа на этот вопрос, я обратился к стороне хозяев-дарителей, а именно к главе сельского поселения Красноленинский (куда входит и Урманный) Светлане Кожевниковой. Увы, кроме информации о том, что якорь, действительно, находился какое-то время в районе сельского техучастка, выяснить не удалось. Правда, Светлана Александровна заинтересовалась и пообещала поспрашивать о якоре у старожилов села.

Но любопытство моё ждать не любит. Поэтому я адресовал тот же вопрос стороне, принявшей уникальный для наших краёв подарок, – руководству «Северречфлота». И вот тут-то, наконец, крупно повезло! Заместитель генерального директора «Северречфлота» по общим вопросам Михаил Продан многое поведал из того, о чём молчит адмиралтейский якорь.

«Начнём с того, что наш якорь не старше 1852 года. Именно в 1852 году Адмиралтейством был принят стандарт на якоря, основанный на ранее полученном опыте. Собственно, адмиралтейским якорем изначально назывался якорь, изготовленный по британскому адмиралтейскому стандарту 1852 года.

С другой стороны, он не может быть моложе 1910 года, так как позднее этого адмиралтейские якоря с деревянным анкерштоком уже не выпускались. Только с металлическим. А к середине двадцатого века такие якоря и вовсе ушли в историю.

Если судить по уровню сохранности, то подарку из Урманного уже порядка 130-ти лет. И это вполне соотносимо с историческими событиями, происходившими в Западной Сибири в то время, в конце XIX века. Как раз в те годы кратно стало увеличиваться количество судов, бороздивших воды Оби и Иртыша. Со стороны Северного морского пути через Обскую губу поднимались вверх крупные промышленные суда-лесовозы, загружались древесиной и потом уходили обратно в море. Так что именно в те уже далёкие времена «обронить» якорь в районе нынешнего Урманного было более чем вероятно».

Меня, конечно, волновал и другой вопрос: почему до нынешнего года никто так и не заинтересовался редкостной для нашей многовековой Югры исторической находкой?.. Ни музеи, ни археологи, ни архивы…

«Участок русла, где находился якорь, оголилось совсем недавно. Хотя о том, что в этом месте судам грозит опасность от какого-то затопленного металла, было известно ещё с 1980-го года, когда одна баржа получила серьёзную пробоину. Река имеет свойство «гулять», и вот на какое-то время «якорный участок» оказался на суше», - продолжил Михаил Продан.

«Девятого июня мы перевезли якорь из Урманного в Ханты-Мансийск. Провели серьёзные реставрационные работы: полностью восстановили утраченный от времени деревянный анкершток, от верхушки веретена до пятки тренда отчистили от коррозии, покрыли специальной краской…

В общем, подарили морскому якорю новую сухопутную жизнь, а Ханты-Мансийск получил новую и настоящую историческую достопримечательность».

Автор: Павел Черкашин
Фото: Игорь Дементьев

Местоположение: 
Ханты-Мансийск, Урманный
Персоны: 
Михаил Продан

Комментарии