«Гонения - крест, возложенный на нас самим Богом…»

30.10.2017

Сегодня, в День памяти жертв политических репрессий, мы публикуем доклад журналиста и общественника Светланы Поливановой на конференции «Уроки столетия: подвиг веры и верности».

В этом году в России отмечают 100-летие со дня революции 1917 года. Это важный повод для того, чтобы осмыслить уроки столетия. Люди проверялись временем на силу духа, глубину веры и стойкость характера, которые после возводили претерпевших до конца на вершины мученичества. И именно в такие времена, когда нельзя спрятаться за лицемерием и малодушием, когда идет борьба неприкрытая, страшная, чудовищная, и проявляется человек, какой он есть на самом деле. И именно такие времена дают миру святых и исповедников.

«За что такая скорбь душе нашей? – писал священомученик Онуфрий Гагалюк, отбывавший ссылку в 1929 году в Сургуте. - За неверие, богохульство и кощунство высших, за богоотступничество многих из бывших епископов и иереев - ныне обновленческих и иных раскольников, за равнодушие к святыням, и маловерие многих, считающих себя православными!». Судьба епископа Онуфрия наполнена гонениями, притеснениями, унижениями.

Сразу после первой архиерейской службы к епископу Онуфрию пришел представитель обновленческого ВЦУ с предложением сотрудничать. Епископ решительно заявил, что никакого ВЦУ не признает. Вскоре был арестован. Вспоминая свои скитания по тюрьмам, владыка писал: «Немного прожито, но много пережито. Всего лишь два года я епископ, но… из этих двух лет я провел шесть месяцев в узах. Я вспоминал свои грехи вольные и невольные и радовался, что Господь дал мне пить чашу страданий за мои согрешения».

В июле 1937 года правительство СССР приняло постановление №51/94, в соответствии с которым комиссаром внутренних дел был отдан оперативный приказ №0047 о расстреле находившихся в тюрьмах и лагерях исповедников. Архиепископ Онуфрий был расстрелян 1 июня 1938 года. За 10 лет до принятия мученической кончины, находясь в ссылке, архиепископ Онуфрий писал: «Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот дьявол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. Посылаются эти гонения для испытания нашей верности Богу. И за твердость ожидает нас венец жизни… Гонения - крест, возложенный на нас самим Богом».

Сотни мучеников за веру были сосланы в Сибирь. Некоторые из них уже причислены к лику святых, идет работа по прославлению других. В Ханты-Мансийской епархии создана Комиссия по канонизации святых, в состав которой входят священнослужители, представители общественности, Службы по делам архивов. На заседаниях Комиссии были рассмотрены дела иерея Ефимия Оболтина, иерея Александра Тоболкина, монахини Анны Чемагиной, мирянина Михаила Иванникова, пострадавших за веру на территории Югры.

Иерей Ефимий Оболтин прибыл на служение в Самарово (ныне Ханты-Мансийск) в храм Покрова Пресвятой Богородицы в 1917 году. Его предки пришли в Сибирь вместе с казаками Ермака. Обосновались в Березове. Жили, по воспоминаниям самого священника, очень скромно. В начале XX века иерей Ефимий закончил Тобольское низшее училище. Работал в селе Мужи Березовского района учителем начального училища в 1904-1909 годах, затем принял священнический сан. В Самарове он прослужил лишь два года.

В 1919 году первый раз был арестован, его обвинили в том, что читал с амвона церкви воззвания Колчака. В результате батюшку выслали за пределы Самарово, он больше 10 лет прослужил в Тобольском уезде. В 1928 году вновь арестован. Как сообщает свидетель обвинения, иерей Ефимий на вопрос: «Сколько еще будешь служить?», ответил: «Пока не арестуют». С 1928 года отбывал заключение, потом служил в Байкаловской волости.

В 1930 году осужден на 5 лет ссылки, через два года освобожден досрочно. Жил в Северо-Казахстанской области и работал в детском доме счетоводом-кассиром. В 1937 году вновь арестован. Расстрелян 6 ноября вместе со священником Иоанном Златомержевым, ныне причисленным к лику святых. «В 1937 году решили судьбу деда окончательно, - пишет внучка священника Татьяна Буянская. - Мы с дочерью читали акт об исполнении приговора: пять человек расстреляно за 15 минут! Как больно это всё осознавать».

Большая часть священнического служения иерея Александра Тоболкина связана с Березовом. Здесь он служил вначале дьяконом с 1922 по 1927 годы, затем священником с 1933 года до момента ареста в 1937 году. Его жизненный путь наполнен гонениями: священник несколько раз находился под следствием. По данным следствия, после принятия новой Конституции в 1937 году отец Александр стал каждый день проводить богослужения, тем самым привлекая все большее количество людей. 3 сентября 1937 года было сфабриковано новое дело, согласно которому священник обвинялся в руководстве контрреволюционной группой. Виновным себя не признал, никого не оговорил, от веры не отрекся. Александр Тоболкин расстрелян 17 ноября 1937 года в Тюмени.

Михаил Герасимович Иванников был сослан в Самаровский район в 1944 году как «член секты истинно-православных христиан». Практически сразу после приезда в марте 1945 года Михаил был арестован. Михаил Герасимович закончил Орловскую духовную семинарию, и поэтому представители новой власти считали его священником, хотя таковым он не являлся. Свидетели утверждают, что проходящих по одному с ним делу били во время следствия, заставляли отказаться от веры, они также слышали стоны из камеры, где находился Михаил. 28 мая 1945 года Михаил Герасимович умер в тюрьме НКВД Ханты-Мансийска.

В то время, когда был арестован Михаил Герасимович, забрали его младших детей в детдом. Вскоре была арестована и его жена – Мария Степановна. Она умерла во время отбывания наказания в 1946 году. В следственных материалах есть ее пророческие слова: «Братья и сестры, не бойтесь наказания антихристов… Сам Господь переносил все муки и страдания, берите пример с мучеников…».

Монахиня Анна Чемагина была сослана в юрты Реполовские Самаровского района за то, что проводила «контрреволюционную деятельность», которая выражалась в «исполнении религиозных обрядов». В Реполово продолжала ходить в черном одеянии, исполняла те самые религиозные обряды, помогала ссыльному священнику Александру Пантуеву. В числе 13 стариков активно выступала за сохранение в селе церкви. Потом это дело назовут делом «церковников». Все 13 человек были расстреляны в Ханты-Мансийске осенью 1937 года.

Приходят на ум слова нашего Патриарха Кирилла о том, что новомученики - это герои, а без героев не может существовать народ, не может существовать нация. 9 марта 2016 года был принят закон, согласно которому органам власти даны полномочия по увековечиванию памяти жертв политических репрессий и поддержке деятельности организаций и граждан, направленных на увековечивание памяти, в частности по выявлению и благоустройству мест захоронений жертв массовых репрессий.

Таким местом является автостоянка возле КТЦ «Югра-Классик» в Ханты-Мансийске. Здесь, согласно данным отдела ФСБ по Югре, было расстреляно около 600 жертв политических репрессий. Среди них несколько священников, гонимые за веру старики Реполово, которые воспротивились закрытию церкви, третья часть – представители коренных народов, репрессированные крестьяне.

Среди них Афанасий Иванович Шестаков, из крестьян юга Тюменской области, первостроитель Ханты-Мансийска. 

«Мне кажется, чтобы оставаться верным Христу, не обязательно было быть священником, - считает его внучка Ольга Александровна Захарова. - Не у всех была возможность ходить в церковь и явно исповедать свою веру - время было тяжелое. Но они все равно остались при своих убеждениях, никого не предали. Стойкие были. Сосланные приехали в глухую тайгу, не опустились, не воровали. Строили дома, работали, создавали семьи. И в строительство Ханты-Мансийска свою лепту внесли. Без веры было бы невозможно перенести все страдания, которые выпали на их долю».

В 2016 году региональный координационный совет некоммерческих общественных организаций обратился к губернатору Югры Наталье Комаровой, главе Ханты-Мансийска Максиму Ряшину, митрополиту Ханты-Мансийскому и Сургутскому Павлу с ходатайством о строительстве на этом месте часовни. Данное предложение вызвало большой общественный резонанс. Очень хочется, чтобы результатом этого обсуждения стало понимание, что мы должны честно смотреть на прошлое. И готовы извлечь из него правильные нравственные уроки.

Нам предстоит огромная работа по утверждению в общества идеалов добра, по прославлению мучеников, которые избрали для своей жизненной позиции высокие координаты. Гонимые за веру едва ли надеялись на справедливый человеческий суд. И то, что их упование оказывается оправданным и в земной истории – поддержка и ободрение всем нам.

Автор: Светлана Поливанова.

Фото: ucitizen.ru

Комментарии